Фрэнк Гери поднимает модернизм с колен

Период идеологической и практической усталости модернизма, похоже, подошел к концу. Первый объект, построенный Гери в родном Лос Анжелесе, одобрен не только американской, но и европейской арткритикой — к полному удовлетворению города, который выступил в роли заказчика (бюджет 1, 2млрд.$). Они связывают со «стройкой века» вполне практические надежды на экономическое возрождение района, где появилось здание.
Возможно, успешное завершение Диснеевского концертного зала поможет Фрэнку преодолеть «синдром космонавта»: после Музея Гугенхайма все ждали от него очередного архитектурного взрыва, так что в многочисленных интервью мэтр не уставал подчеркивать: «Я просто архитектор». Строго говоря, Гери нынче модно называть не модернистом, а неоэкспрессионистом: количество стилистических определений в XXI веке практически сравнялось с числом именитых архитекторов. Впрочем, в этом определении что-то есть — здание наделено подчеркнутой выразительностью, за которой, по мнению многих кроются стихии: бурное море или пламя пожара. Тем не менее настойчиво декларируемое Гери стремление «контролировать хаос» заставляет вспомнить репертуар модернистов.
Еще один признак реинкарнации модернизма — реконструкция 19-этажного здания Price Tower, построенного по проекту Райта в 50 гг. Обновленные интерьеры позволят использовать знаменитую башню в практических целях. А архитектурная компания Wendy Evans Joseph Architecture благодаря этому проекту отхватила премию, которую Business Week ежегодно вручает архитектурным сооружениям, соответствующим девизу: «хороший проект -хороший бизнес». Необходимо отметить, что слово бизнес трактуется весьма широко -напрмер, наряду с райтовской башней награды удостоился родильный дом в Японии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *